Лена Миро ЖЖ блог

Официальный, альтернативный блог miss-tramell про фитнес и не только

Спорт помогает мне выглядеть и чувствовать себя на миллион долларов! А настоящие деньги я зарабатываю в Olymp Trade!

— Лена Миро

Лена Миро блог
0 comments

«Я же вижу, что я вам не нравлюсь»



Проститутка Любка из «Ямы» Куприна является для меня олицетворением менталитета нашей рядовой бабы.

Любка — это не только публичная девка из 19 века, но и «счастливая жена и мама» века 21. Даже если она не жена и не мама, но всем своим бабьим существом стремится к этому. И только к этому.


Фото: CinePromo

Бабу делает «любкой» не род её деятельности, а то, что в центре её вселенной стоит мужчина, которого она любит всей своей прилипчивой и душной любовью.

Студент Лихонин, увезший Любку из публичного дома с наивной целью помочь ей начать новую жизнь, не планировал её трахать. Любка сама полезла, поскольку отношения между мужчиной и женщиной она видит исключительно через призму собственного влагалища.

Мужчину можно туда не пускать. Можно пускать неохотно. Можно пускать охотно. Последнее — это любовь.

Всё. Других вариантов связи с мужчиной для Любки не существует.

В то время, как Лихонин думает о том, как бы бывшей проститутке организовать своё дело, обучиться ремеслу, все мысли женщины крутятся вокруг их отношений. Только это ей интересно. Только это занимает её голову.

«Он думает, что я хочу, чтобы он на мне женился. И совсем мне это не надо, — печально думала она. — Можно жить и так. Живут же другие на содержании. И, говорят, — гораздо лучше, чем покрутившись вокруг аналоя. Что тут худого? Мирно, тихо, благородно».

Цели Лихонина в отношении Любки не совпадали с её целями в отношении самой себя.

Мужчина хотел для женщины счастья в виде неба свободы. Женщина хотела для себя счастья виде клетки любви.

И в эту клетку Любка не только добровольно села сама, но и сделала всё, чтобы усадить туда и Лихонина.

«Она, еще так недавно отдававшая безучастно или, наоборот, с имитацией знойной страсти свое тело десяткам людей в день, сотням в месяц, привязалась к Лихонину всем своим женским существом, любящим и ревнивым, приросла к нему телом, чувством, мыслями…. Лихонин был для нее одновременно и властелином, и божеством, и, что всего ужаснее, ее собственностью, и ее телесной радостью».

Бедная вчерашняя проститутка, как и любая другая недалёкая баба, нашла счастье в иллюзии того, что её спас мужчина.

И этот мужчина стал для неё центром её пустой до недавнего времени вселенной.

Вчера она сделала ему первый отсос из благодарности. Сегодня готова отдать за него жизнь, терпеть от него унижения и оскорбления, быть его битой — словесно или физически — собакой.

Как бы плохо ни относился теперь к ней мужчина, баба будет это глотать, потому что он заполнил собой пустоту её души.

Боль — лучше, чем пустота. Всё, что угодно, — лучше, чем пустота.Правда же жизни заключается в том, что, если ты не заполнишь свою пустоту сама, ты рано или поздно затащишь туда другого человека: мужчину или ребёнка.

И станешь для этого человека неудобной, противной клеткой, из которой он непременно захочет вырваться.

Для этого он будет пилить твои прутья, вскрывать твои замки, ломать твои руки тюремщицы. А тебе будет больно. Очень больно.

И так будет повторяться из раза в раз. Либо до твоей смерти. Либо до тех пор, пока ты не возьмёшь на себя ответственность за своё собственное счастье и не станешь для себя своим собственным солнцем.

Оставьте свой комментарий